Как я пытался стать депутатом

О моем участии в предвыборной гонке и об имитации выборов в нашем городе.

Зачем я вообще этим начал заниматься? Помимо очевидных и, в основном, идеалистических стремлений (предложить несколько социальных проектов для реализации на областном уровне, например), мной двигал и журналистский интерес. Ознакомившись с рядом столичных блоггерских материалов, я решил посмотреть, как у нас всё это проходит: что люди говорят, что их интересует, как работает система и чего следует избегать, если я вдруг стану баллотироваться в депутаты вот вообще-вообще на полном серьезе, не будучи занятым 24 часа в сутки на постоянной работе.

Регистрация и предварительная подготовка не составила особых затруднений: собрал пакет документов — сдал, всё по инструкции. Открыл избирательный счет, чтобы “всё было прозрачно” (с этого счета оплачиваются агитационные материалы) — с этим тоже всё ясно. На данном этапе к выборам не допускаются люди с судимостью, и, действительно, среди тех, кому отказали в регистрации, было очень много таких.

Далее начинается интересная процедура — сбор подписей на выдвижение. В зависимости от размера участка, надо собрать определенное количество подписей. Мне надо было собрать 59-65 подписей.

Почему такой разброс и почему он вообще есть — об этом чуть позже.

Этап предварительного сбора подписей весьма интересен, так как даёт представление о людях, их интересах, стремлениях, нехитрой философии и так далее. Ничего сверхъестественного тут не обнаружилось. Люди устали от политики. Вообще от любой. От любых кандидатов, от любых депутатов.

Я выбрал довольно спокойный, не проблемный, округ. Люди —  добрые, невменяемых мне вообще не попалось ни разу за все те дни, что я ходил и собирал подписи. Вообще. Только один пьяный пытался докопаться, но его патруль милицейский как-то быстро нейтрализовал.

Да даже этого пьяного можно понять. Политика — задолбала. Отовсюду явно ли, скрытно ли пропагандируется то, что от человека, от народа, ничего не зависит. Внушается мысль о том, что всякая борьба и всякий протест — бессмысленнен и вреден. Вспомните, какие новости передавали по российскому телевидению насчет Майдана с самого начала. Как людей, отстаивающих гражданские интересы и требующих прав и свобод по европейскому принципу (читай — чтоб чиновники воровали и пилили поменьше) заклеймили “либерастами” (да и до сих пор клеймят), либо фашистами.

Отметая лирику, скажу, что за молодого человека (меня, собственно), который не из партии “Единая Россия” и вообще за беспартийного, подписываются вообще без проблем. Несмотря на то, что изначально негативно настроены.

Особенный негатив у народа вызывает именно “Единая Россия”. К кому ни подходишь — все спрашивают: “А вы не из “Единой России?” И, когда отвечаешь “Нет”, слышишь что-то типа “Ну и хорошо!”

Кто же за них голосует-то в итоге? Где весь этот мифический электорат и как обеспечивается дикое количество процентов голосовальщиков, которое обеспечило партии власти её уверенное нахождение в госдуре в подавляющем большинстве? За все эти дни я не встретил ни одного сторонника “ЕдРа”.

Ну то есть что значит “как”? Это же знаменитая магия Чурова.

Подведу повествование собственно к ответу на вопрос, почему я сейчас не являюсь кандидатом.

Когда я решился пойти собирать подписи, первые три дня я пошел по подъездам. Погода, видимо, выдалась не совсем удачная — людей во дворах было мало. И за три вечера я собрал всего 6 подписей.

Люди устали от политики — это бесспорно. И когда переступаешь порог жилища — пусть даже общего жилища, многоквартирного дома — доверие людей вообще сходит на нет. Они начитались всяких статей и страшилок о мошенниках и ворах, которым нельзя открывать двери, и я их прекрасно понимаю. Если людей, сидящих во дворах на скамейках, ещё можно как-то разговорить, то дверь в квартиру могут либо не открывать вовсе, либо закрыть перед носом, выслушав, что я собираю какие-то там подписи.

Пытался я как-то агитировать и на вконтактике — через ряд крупных сообществ и в виде многочисленных просьб о перепостах. Получился всё-таки внушительный охват. Я просил людей, проживающих в моем округе (приличное такое число домов и, соответственно, квартир), вечером выйти во двор и поставить свою подпись за моё выдвижение.

Знаете, сколько человек таким образом откликнулось? Ноль.

В общем, я опасался, что оставшихся двух дней до сдачи подписей в избирком мне не хватит, и начал усиленно искать кого-то, кто смог бы мне помочь. Почти все люди, которые собирали подписи за деньги (таких найти не так-то сложно: собрать одну подпись стоит в пределах 50 рублей — это обычный тариф), на выходных были заняты либо сбором подписей на других участках, либо посчитали, что они заработали уже все деньги, которые смогли, и решили отдохнуть за городом. С грехом пополам я нашел двух человек, которые то ли в прошлый, то ли в позапрошлый раз работали на сборе подписей. Ну и, естественно, продолжил бегать сам.

Вот тут-то и выяснилось, что я очень зря заходил в подъезды: люди на скамейках гораздо более приветливы, и лишь они и могут за что-то подобное подписаться. Таким нехитрым способом в первый же вечер я собрал чуть больше 35 подписей. На второй день пытался дозвониться до своих помощников, но это удалось лишь после 10 вечера. Было более чем нервно, так как на следующий день предстояло сдавать подписи на избирательный участок.

В день сдачи подписей на моей основной работе был завал. Встреча насчет подписных листов с моими помощниками перенеслась вообще на 3 часа дня, а сдаться надо было часов в пять. С одним из этих товарищей я пересекся практически около администрации, взял заполненные листки и пошел сдаваться.

Это и было моей второй ошибкой.

Кстати, возвращаясь к цифрам 59-65. Нет никакого смысла собирать больше подписей, чем нужно. Сданных подписей, в моем случае, должно быть ровно 65 — таков типа закон, поправки в который только недавно внесли. Допускается не более 10% брака. Что является браком? Листы надо было заполнять самостоятельно за исключением двух последних колонок — числа и собственно подписи в поддержку. В двух местах, когда я ходил по квартирам, я точно поставил дату сам, так как люди не захотели тратить на это свое время. Ещё к двум подписям просто прикопались. Их ставили разные люди, но почерк у них получился похожим. Ну и с одним листом меня подвел переписчик: он явно наставил в целом листе (5 штук) даты своей рукой, а я не успел проверить лист. Вот уж воистину — доверяй, но проверяй.

При желании, тётеньки в избиркоме могут по разным причинам вычеркнуть требуемое им  число подписей (им на руку то, что “окно”, в которое надо попасть с определенным числом подписей, слишком узкое) и не допустить неугодного кандидата к агитации.

Нормальный человек понимает, что дело не в недопоставленных галочках, циферках и не в чем-то ещё. Нормальный человек. Но не тот, кто всё это придумал. 65 людей, настоящих людей, решили проголосовать на грядущих выборах именно за меня. Они поставили свою, именно свою подпись. Выслушав меня во дворе, или на пороге квартиры, и решив, что я не безнадежен в плане кандидатства, и мне надо дать шанс. А несколько тёток из избирательной комиссии решили, что мне этого шанса давать не надо.  У экспертов по почерку не возникло ни одной претензии к собственно подписям людей. Возникли претензии к тому, что я неправильно заполнял подписной лист.

У лидера пензенских националистов, который тоже пробовал стать депутатом в этом году, вышло всё ещё интереснее: он не поставил число, заверяющее подписной лист внизу. То есть напротив каждой подписи с числами было всё в порядке, а вот внизу даты не было проставлено. Почему ему нельзя было указать на эту мелкую оплошность и попросить расписаться прямо там, на месте, а надо было перечеркивать вообще все листы и подписи? А потому что он там нафиг не нужен. Потому что он не по плану. И потому что, не дай бог, за него бы 14 сентября кто-то проголосовал. А то, что за него (вообще за националистов) проголосовали бы — в этом вот вообще никаких сомнений нет, особенно если бы он выдвигался в каком-нибудь округе не Пензы, а Москвабада. Потому что людей подзадолбало ещё и обилие нерусских лиц на улице.

Если бы в наших подписных листах конкретно этих ошибок не было, тётенькам пришлось бы, например, искать парные подписи из других листов, и рубить уже их. Так что я просто облегчил им задачу.

А знаете, что интересно? Никто из 110 кандидатов, которым, как и мне, отказали в регистрации в этом году, не был единороссом. Значит ли это, что в партии власти состоят истинно аккуратные и грамотные люди, которые могут правильно заполнять официальные бумажки? Разумеется. И все, кто там сидит, абсолютнейшие, богом избранные, непогрешимые господа.

Ещё что печально во всем этом: не только люди постарше уверены в том, что ничего нельзя изменить, но и, как принято говорить, “активная молодежь”. В этом году состав кандидатов практически во всех округах был такой, что если бы появились нормальные, не сомнительные, кандидаты (например, в виде нескольких молодых людей, замеченных хоть какой-то общественно полезной деятельности), и начали бы хоть какую-то вменяемую агитацию, за них бы проголосовали живые, настоящие люди, которые просто пошли бы голосовать. И в этом случае тем, кто занимается на избирательных участках вбросами и подделыванием отчетных листов, пришлось бы попотеть.

Как выглядели почти все избирательные округа и их кандидаты в этом году? Один кандидат — бизнесмен или действующий депутат, который явно пройдёт. Вот просто по умолчанию. Ну потому что так У НИХ заведено. Он вообще не дергается — партия ЕдРо обо всём позаботилась. За таких собирают подписи специально обученные люди, а на непроставленные галочки и крючочки в избиркоме никто и не посмотрит — ещё и всё дозаполнят за него. Ну, может, он от своих богатств отстегнет на машину песка для детской площадки или на асфальтирование аж двух дворов. Остальные кандидаты — явно сомнительные малые, которые плохо представляют, что вообще делают среди кандидатов, но им за это платят. Им платят, чтобы соблюдался конституционный принцип “честных выборов”, будь он неладен: чтобы они, естественно, проиграли, но видимость борьбы была. Демократия же у нас. Получается, что сознательным людям просто не за кого голосовать (не будут же они голосовать за человека, которого они видят в первый раз, да и за проворовавшегося жулика из ЕдРа как-то тоже не айс) и они просто не идут на избирательный участок. Те, кто идет голосовать за продуктовые наборы или рюмку дешевой водки, купленной кандидатом-бизнесменом-действующим депутатом… Ну, с теми всё понятно.

В общем, идём все вместе на следующие выборы баллотироваться. В этом году нас, самовыдвиженцев, было до непозволительности мало. Люди в этой системе начинают дико нервничать, когда что-то идёт не по плану, когда возникает кто-то, кто не укладывается в их схему. Зажирели, расслабились и обленились они все на своих легких предвыборных бюджетах.

Да и должны же быть выборы, хоть когда-нибудь уже. Настоящие. А не их имитация.

Автор:

Дата: 22.08.2014

Рубрика: Политика

Просмотры: 11620

Тэги: , , ,

6 Комментарии к: Как я пытался стать депутатом

  1. Илья:

    А всегда говорил — нужно создавать альтернативу государства в государстве. Сплачиваться тем, кому не всё-равно. И самим решать свои проблемы.
    А как себя будет чувствовать гос.чиновник, который будет видеть, что он на фиг не нужен?

    • slonovo slonovo:

      99% чиновников, уверяю вас, изначально знают, что они на фиг не нужны. Их счастье не в этом вовсе.

  2. Алексей:

    Кандидатам от партий представленных в Госдуме, вообще не надо собирать никакие подписи. Собирают только самовыдвиженцы.

  3. В этом году практически на каждом Избирательном округе есть кандидат от ЛДПР голосуйте за них.

    • Рудольф:

      В настоящее время я не вижу никакой кардинальной разницы между едром и другими партиями. Всем им пора на свалку истории.

  4. Артем:

    Почти аналогичная история. Забраковали все подписи за один день до окончания регистрации, т. к. форма была не совсем правильная (сквозная нумерация подписей на всех страницах). Титаническими усилиями собрал 66 подписей в последний день и сдал. На проверку времени уже не оставалось, шнуровал на столе возле кабинета ИК. Забраковали потому что в 22 двух подписях не был указан город. «Вдруг такая улица и дом в Мокшане есть, и вы туда балатируетесь». Но закон есть закон, он написан теми на кого должен работать и мнение людей никому не интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика