ВремяFree

Как плохо быть героем

Премьера спектакля "Тристан и Изольда" Пензенский драматический театр
Премьера спектакля "Тристан и Изольда" Пензенский драматический театр

Рецензия на новый спектакль Пензенского драматического театра «Тристан и Изольда».

В основе постановки лежит пьеса питерского драматурга Игоря Гагаринова, режиссером выступил известный пензенскому зрителю по спектаклям «Чайка», «Обыкновенное чудо», «Ветер шумит в тополях», «Герой нашего времени» Андрей Шляпин.

Тристан, Изольда и другие герои застряли в безвременье: это и не Средневековье, и не современность. Вокруг них — офисные столы, сами они одеты в офисные костюмы, и только Тристан облачен, как и подобает рыцарю. Зрителю так намекают на то, что он отщепенец, который и будет «мутить воду».

Беда Тристана в том, что он ещё мыслит понятиями, которые для людей, в чьих руках власть, никогда и не существовали. И если бы он играл по их правилам, то ничего бы не случилось. Да и не было бы, наверное, самой истории. Но Тристан есть Тристан. Он освобождает свой народ от дани, убивает дракона, который угрожает будущей королеве, и влюбляется в неё. Он получает награду и проклятье одновременно.

Сам по себе средневековый миф – это история о людях, которые всегда остаются рабами, жаждут власти или ослеплены ею, эгоистичны, отважны, ищут любви, теряют её и сами себя уничтожают. Из всего этого любовь остается самым прекрасным. И если убрать весь средневековый антураж, то получится история вне времени. Однако Шляпин делает привязку к современности, она указана даже в анонсе спектакля, мол, это история о нас. Хотя здесь надо было бы сделать уточнение: это история о человечестве вообще.

Переносить спектакль в современность или вносить элементы современности, как и жонглировать трагическим абсурдом, в театре очень модно. Однако не каждому режиссеру удается сделать это доступно и комфортно для зрителя. Но ведь зритель не за комфортом ходит в театр. Шляпин включил в спектакль произведения современных бунтарей – «Кино», «Чайф», Земфиры — чтобы перевес голосов не был на стороне зла. Детализировал эмоции героев, расположив на заднем плане экран, на котором показывали видеоряд с героями спектакля, заставил их говорить в массивные микрофоны, которые вкупе с офисными нарядами делали их похожими на операторов call-центров. В некоторые моменты куски современности очень напоминают помехи в радио, которые не позволяют услышать, что там вещают. А песни бунтарей и видеоряд просто рассеивают внимание, и не знаешь, на что смотреть – на изящных белых лебедей или глупого короля Марка. Выбираешь лебедей и выпадаешь из спектакля. Выпадать приходится периодически. Зритель любопытен: ему нужно прочитать, что там за мудрые мысли выведены на экран, но пока пытаешься прочитать — упускаешь, что происходит на сцене. Целостность и единство элементов нарушается, и остаешься у «разбитого корыта». А кому нравится сидеть у такого корыта?

Однако через современную мишуру и другие аудиальные и визуальные помехи все-таки удается прорваться вечной и самой прекрасной идее – любовь выше смерти. Идеи настолько сильной и яркой, которая, может быть, и не нуждается в дополнительном описании, в подтверждении или доказательстве. А заполнение пустоты вокруг этой идеи всего лишь желание заполнить пустоту.

Думаю, что спектакль соберет не один аншлаг (билетов на него не было ещё неделю назад), а в конце зрители неизменно будут аплодировать стоя. К большому сожалению, любые премьеры у нас – это настоящий праздник, как и обычные спектакли. Дефицит культурных мероприятий сказывается.

Категория
ВремяFree

Оставить ответ

*

*